текущий номер
rkwkappaagroprodmashsymrise





№4/2016


КОРОТКО ОБО ВСЕМ

НАПИТКИ
Я ПЛАНОВ НАШИХ ЛЮБЛЮ ГРОМАДЬЕ
Вопросы стратегии развития винодельческой отрасли России

КАК ЗАМОК СВОЙ ПОСТРОИТЬ НА ВОДЕ?
Обзор российского рынка бутилированной воды

Новые вина Старого Света


Винодельческую промышленность – на уровень 4.0



КОНДИТЕРСКИЕ ИЗДЕЛИЯ
НА ЧАС ЗАБУДЕМ О ДИЕТЕ!
Обзор российского рынка кондитерских изделий


МЯСО И МЯСОПРОДУКТЫ
ЭТИ ДИВНЫЕ ПТИЦЫ
Обзор российского рынка мяса птицы


МОЛОЧНЫЕ ПРОДУКТЫ
СЛИВКИ – ОБЩЕСТВУ
Обзор российского рынка молочной продукции


ИНГРЕДИЕНТЫ
НО ЕСТЬ И ХОРОШИЕ НОВОСТИ
Обзор внешнеторгового рынка солода*


ФРУКТЫ И ОВОЩИ
КАЖДОЙ ЕВЕ – СВОЙ ЗАПРЕТНЫЙ ПЛОД!
Импорт орехов и фруктов в Россию


УПАКОВКА
В ТРЕНДЕ – ЛЕГКАЯ ПРОЗРАЧНОСТЬ
Обзор российского рынка упаковки


ФИНАНСЫ И КРЕДИТ
МЫ СОЗНАЕМ, КАК КРЕПНЕТ ФЛОТ ВОЗДУШНЫЙ!
Рынок лизинга в России по итогам 2015 года


ВЫСТАВКИ
Международная выставка мясной промышленности IFFA-2016


25-я международная специализированная выставка-ярмарка «ПИВО-2016»



НОВИНКИ ОТРАСЛИ
Новинки


Я ПЛАНОВ НАШИХ ЛЮБЛЮ ГРОМАДЬЕ
Вопросы стратегии развития винодельческой отрасли России

Исследования Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя (ЦИФРРА)

Старшие поколения должны еще помнить цитату: «Декабристы разбудили Герцена...» - вот и отечественные виноделы, проснувшись 15 лет назад сами, примерно в 2012 году разбудили государство. И очнувшееся государство просто обязано было действовать активно по двум направлениям: помогать виноградарям и виноделам административно, финансово и морально, с одной стороны, и с другой - работать с населением, развивая и популяризируя потребление винодельческой продукции. Но если первое у нас хромает, то второго вообще нет.
Самый яркий пример – то, что за каких-то 4 года с 2012-го по 2015-й в 70 тысячах торговых точек, продававших вино, прекратились продажи. Разве это поддержка? Разве это может способствовать развитию сектора и прогрессивному изменению структуры потребления? И это на фоне того, что производство и продажа, к примеру, пива даже не требуют лицензий!
Потому и потребляем мы пока, увы, все еще менее 4 литров вина на человека в год. А ведь развитие потребления вина должно стать точно такой же государственной политикой, как помощь виноградарям и виноделам, требует точно такой же государственной программы вплоть до 2030 года. О том, почему названа именно эта дата, чуть позже.
Недавно был опубликован доклад Минсельхоза, в котором заместитель директора федерального государственного учреждения «Специализированный центр учета в АПК» (входит в структуру Минсельхоза РФ) Александр Иванов отмечал: «За последние 25 лет Россия потеряла более половины площадей виноградников. Если в 1990 году площади виноградников составляли порядка 212,2 тысячи гектаров, то, по итогам 2015 года, они не превышали 85,1 тысячи гектаров. Валовой сбор винограда упал с 922,8 тысячи тонн до 475,2 тысячи тонн».
Тут требуется уточнение: в 1990 году были взяты российские площади и объемы без Крыма, а в 2015-м – уже с Крымом, поэтому винодельческая трагедия гораздо глубже, чем кажется на первый взгляд. Но отметим, что сравнение с 1990 году, а не с 1985 годом, как обычно, очень правильное, поскольку помогает развенчать миф о тотальном разрушении виноградарства в СССР в период горбачевского полусухого закона. Ведь именно с 1990-го, а не с 1985-го началось резкое сокращение площадей виноградников. Социально-экономический кризис и начало разрушение экономики в 1987–1990 привели к резкому снижению потребности населения в винодельческой продукции – потребление виноградного вина с 1984 по 1989 годы упало с 20,9 литра на душу населения до 8,1 литра. В 2,58 раза – конечно, это трагедия, но одновременно и производство виноградного сока выросло примерно вдвое! А в 1990 году мы выпиваем уже лишь 6,2 литра вина на человека в год, хотя антиалкогольная кампания завершилась, в 1992 году - уже 3,2 литра. Это не «сухой закон» - это официальный распад страны, дикий капитализм и ставка на импорт во всем, в том числе и в виноградарской и винодельческой отраслях, привели к подобному результату.
Непродуманные «реформы», кризис, падение потребления, а затем ставка на импорт – вот что на самом деле сгубило российское виноградарство. И теперь мы высаживаем виноградники – а они не высаживаются в желаемых и прописанных государством объемах. По плану Министерства сельского хозяйства в 2013–2015 надо было высадить 21 800 гектаров, а высадили 11 800.
Как рассказал президент Союза виноградарей и виноделов РФ Леонид Попович, в этом году виноградари, скорее всего, разобьют около 6000 гектаров виноградников из запланированных 9000 гектаров. Невыполнение плана по посадкам он связал с колебанием курсов валют, отсутствием денег у виноградарей и дефицитом саженцев. По его словам, сейчас доля российских саженцев винограда не превышает 25-30% рынка, а 70% посадочного материала приходится покупать за рубежом, хотя у многих виноградарей нет на это средств. В итоге на рынке образуется дефицит посадочного материала, а виноградари не могут выполнить полностью задание, которое указано в госпрограмме по развитию сельского хозяйства РФ, рассчитанной до 2020 года.
Виноград в этом году массово будут высаживать в Краснодарском крае, в Дагестане и в Крыму. В Минсельхозе РФ уточнили, что размер субсидий на закладку гектара виноградников, по итогам 2015 года, составил 50 тысяч рублей, увеличившись на 20 тысяч по сравнению с 2014 годом. По данным ведомства, выплаты позволяют компенсировать примерно 15% затрат виноградарей в различных регионах страны.
По словам председателя организации «Виноградари и виноделы» в Краснодарском крае Николая Пинчука, сейчас производителям невыгодно увеличивать площади под посадку виноградников: «Сегодня нет интереса к закладке виноградников. Потому что, как бы там ни было, все равно очень дорого стоит сам виноград для производства вина по сравнению с виноматериалами, которые завозятся». То есть основной прирост виноградников по силам сегодня обеспечить только крупным производителям.
Однако чиновники считают иначе. Первый заместитель председателя комитета ЗСК по вопросам аграрной политики и потребительского рынка Дмитрий Козаченко на вопрос о том, можно ли сегодня создать с нуля винодельню и не прогореть, ответил буквально следующее: «Экономика очень выгодная, могу доказать это цифрами. Закон разрешает фермеру продавать до 50 тысяч литров вина, это 66,6 тысячи бутылок. В среднем на бутылку вина идет килограмм винограда, то есть урожай должен быть 6,6 тонны. В Темрюке для этого достаточно и пяти гектаров, в Геленджике или Крымске - больше. Давайте возьмем немного с запасом - 7 гектаров. На закладку каждого гектара надо будет вложить 1 миллион 250 тысяч рублей - всего около 9 миллионов. Нужны оборудование для винодельни и техника для виноградников - трактор, опрыскиватель, чеканочная машина. Идеально, если три-четыре фермера объединятся и на 30 гектаров купят общий набор техники, так выгодней. Плюсуем еще 10 миллионов рублей. Всего 20, в крайнем случае, при непредвиденных расходах, - 25 миллионов. Цена бутылки самого простого вина на побережье летом была около 300 рублей. Фирмы с именем продавали за 500 рублей, некоторые проводили экскурсии и дегустации и предлагали вино уже за 1,5 тысячи и дороже. Возьмем 300 рублей и умножим на 66 тысяч бутылок. Получается, годовая выручка фермера - 19 миллионов рублей. Понятно, что надо платить налоги, зарплату рабочим, кредит, обрабатывать виноградник. Отбросим половину на эти все расходы. И остается десять миллионов рублей в год, которые получает фермерская семья с 7 гектаров. Сможет она прожить на эти деньги? Думаю, сможет, и даже безбедно».
Хочется спросить - неужели все так и есть? Да у нас так скоро все фермеры станут богачами! Дело, выходит, за малым – снять со своего счета фермеру 25 миллионов рублей и вложить в эти 7 гектаров? А если почему-то своих 25 миллионов нет, то взять их в кредит под 20% годовых и начать работать. И если через 5 лет начнешь получать по 10 миллионов рублей чистой прибыли, то при долге по кредиту, выросшему к этому времени до 50 миллионов рублей, за следующие лет 8 кредит можно погасить и начать жить безбедно.
Но возвратимся к реальным цифрам.
Итак, за 2013-2015 годы в России высажено 11 800 гектаров виноградников, с них будет получено дополнительно столько-то винограда и вина. И государство с Минсельхозом просто обязаны дать гарантии производителям на этот дополнительный объем виноматериала в 2020 году – скажем, введением квоты на импорт виноматериала с этого времени. В нынешнем 2016-м высадят еще 6000 гектаров – и на них необходима государственная гарантия с 2021 года, чтобы урожай-2020 легко вписался в производство в 2021 году. Мы не знаем, какая эта может быть мера или комплекс мер, но уверены, что они должны быть предусмотрены уже сегодня.
Квота, конечно, не самый лучший пример поддержи - какая квота, если у нас гигантская статистическая дыра между виноматериалом и готовой продукцией?! Пусть ТОГДА государство просто гарантирует виноградарям благоприятные условия на рынке в 2020 году; пусть займется наконец качеством продукции в 2016–2017-м; к 2018 году станет ясно, сколько нам - временно - нужно импортного виноматериала; а в 2019 году уже можно будет прописать будущее квотирование (или ценовую политику) импорта с учетом новых, высаженных в 2016-2019 годах, виноградников. Серьезных проблем с прогнозированием быть не должно – ведь уже в октябре урожай собран, переработан, данные есть, и уже примерно известно, сколько импортного виноматериала понадобится в следующем году. Тем более что у нас потребление винодельческой продукции растет архимедленно.
Повторим, описанный сценарий – всего лишь пример, но винодел должен быть уверен в своем будущем на пару-тройку десятков лет вперед.
В целом в Минсельхозе позитивно отнеслись к выдвинутой весной идее виноделов о необходимости стратегии, которая даст видение развития отрасли на 20-30 лет. И сейчас в министерстве начата разработка документа, который будет предшествовать стратегии – концепции по развитию виноградарства и в виноделия.
Александр Иванов отмечает: «С 2013-го суммы, которые идут на поддержку виноградарства и виноделия, увеличились в пять раз. При этом на протяжении последних трех лет мы категорически не выполняем индикаторы по закладке новых виноградников. Именно это и побудило нас заняться разработкой стратегии развития отрасли».
По словам представителя Минсельхоза, основная цель концепции – определение эффективной государственной политики для развития виноградарства и виноделия. Иванов назвал основные причины, мешающие работе виноделов: нехватка российского посадочного материала и питомников, низкий уровень господдержки, неразвитая инфраструктура, а также высокий физический и моральный износ оборудования. Кроме того, вносят свой негативный вклад и такие факторы, как низкий спрос на отечественные сорта столового винограда, слабая научная базу и нехватка кадров для отрасли.
Да и сами виноделы смотрят на действия властей несколько скептически, обращая внимание на противоречивость законов, регулирующих их деятельность. Леонид Попович отметил: «В прошлом году мы все с нетерпением ждали вступления в силу 490-го закона, изменяющего нормы ранее действующего законодательства, регулирующего производство и оборот алкогольной продукции, и надеялись, что до конца 2015-го наконец-то начнется выпуск и продажа вин с ЗГУ. К апрелю 2016-го ни одной бутылки так и не выпущено. Аналогичные проблемы касаются и правового регулирования производства алкогольной продукции крестьянско-фермерскими хозяйствами. Но, тем не менее, я лично не теряю оптимизм потому, что осталось совсем немного нормативных документов, принятие которых позволит выпускать данную продукцию. Сейчас, собственно говоря, нужно, чтобы государство узаконило введение декларирования винограда. Правда, я не уверен, что как только изменения будут приняты, мы сразу начнем производить подобные вина. В уже действующем законодательстве много подводных камней, с которыми нам придется разбираться».
«Нужно принять ряд подзаконных актов и инструкций для предприятий отрасли, готовых работать под географическим брендом. Необходимо ввести понятие реестра виноградников, закрепить необходимость декларирования винограда с точки зрения объемов производства в конкретном хозяйстве», - пояснил Попович.
Винодел Павел Швец видит проблему в том, что предприятий полного цикла, которые делают вино от винограда до бутылки, - считанные единицы. И их голоса заглушает хор крупных игроков, использующих в производстве импортные виноматериалы и опасающихся конкуренции.
Чиновники не торопятся давать зеленый свет фермерскому виноделию, так как считают эту сферу слишком маленькой для экономики и не заслуживающей приоритетного внимания с точки зрения отчислений в бюджет. Наверное, если ориентироваться на сбор акцизов, это действительно так. Но не стоит забывать, что виноградарство - это отрасль сельского хозяйства, важная для населения юга России, поскольку обеспечивает рабочие места. Ведь, по данным Союза виноградарей и виноделов России, выращиванием винограда в стране занимается около 280 специализированных и фермерских хозяйств, из них 61 имеет мощности по первичной переработке винограда, а всего в отрасли занято не меньше 86 тысяч человек.

Вадим Дробиз,
директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя (ЦИФРРА)

worldfood
brau
interfood
agrorus
anufoodchina
worldfood